?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В период "Сражающихся царств" в Японии прославилось несколько выдающихся полководцев. Имена двух из них, Такэда Сингэна Харанобу (1521-1573) из Каи и Уэсуги Кэнсина Тэрутора (1530-1578) зачастую упоминаются рядом друг с другом. Соседи, они отличались абсолютно противоположными характерами и пять раз сражались дрг с другом в местечке Каванакадзима. Сингэн был великолепным администратором и заставил одного из своих вассалов подробнейшим образом записывать свои слова и деяния. Кэнсин же был воином, искренним и простым, чьим рыцарским духом восхищались даже его враги, в том числе и Сингэн.


Взгляд Сингэна на управление страной ярко представлен в следующем стихотворении:

Люди - это замок, каменные стены и ров.
Сострадая, получаешь друга, мстя, получаешь врага.

Есть известная история о том, как ученый-конфуцианец Огю Сорай (1666-1728) посетил место, где прежде находилась резиденция Сингэна, и был удивлен ее малыми размерами:

"О, господин Кидзан [Сингэн], исполненный несравненной военной доблести, вел войска из провинций Каи, Синано, Суруга, Хида и Кодзукэ. Его непоколебимость сокрушила военачальников вочточных провинций; никто не мог противостоять ему. Но какая же его резиденция маленькая и простая в сравнении с его великими заслугами!"

Возможно, Сорай несколько преувеличивает, ибо сам Сингэн дает в высшей степени заслуживающую доверия оценку своего достойного противника, Кэнсина. Когда он понял, что дни его сочтены, он собрал своих лучших командиров и дал им наставления. Одно из них было обращено к его наследнику, Сиро Кацуёри (1546-1582):

Что касается Кацуёри, то он должен первым делом примириться с Тэрутора. Кэнсин настолько благородный воин, что не позволит себе пренебрежительного отношения к молодому Сиро. Особенно, если он заговорит с ним и скажет: "Могу я положиться на вас?", значит, все в порядке. Я, Сингэн, болел ребячеством так и не смог сказать Тэрутора: "Я полагаюсь на вас". И даже на исходе дней моих я не смог заключить с ним мир. Кацуёри должен отправиться к Кэнсину и произнести: "Я полагаюсь на вас". Кэнсину это можно сказать без всякого смущения.

Мы берем описание этих выдающихся людей из двух источников: "Нихон гайси" ("Неофициальная история Японии"), написанной по-китайски историком и поэтом Раи Санъё (1780-1832), и "Коёгункан" ("Военная история великих людей Каи"), приписываемой Обата Канбэ Кагэнори (1573-1663). Из последней книги взят рассказ о самой знаменитой битве между двумя полководцами. Оба сочинения обвиняли в исторической неаккуратности, но в то же время восхваляли за достижение поставленных целей. Ибо Санъё преуспел в создании ярких портретов многих знаменитых полководцев Японии, а Кагэнори умело воссоздает картину того, как военачальники пытались управлять во времена войны и мира.
Согласно повествованию, Сингэн перестал носить фамилию Кацутиё и стал Харунобу. То же произошло и с Кэнсином. Поначалу он носил фамилию Нагао. Фамилию же Уэсуги он получил лишь в 1561 году, когда Уэсуги Норимаса (1523-1579) даровал ему свой титул Канто канрэй ("генерал-губернатор Канто").

Плохие отношения Сингэна с отцом

[Такэда] Нобутора победил в сражении [губернатора Кадзуса] Кусима, сильного воина из Суруга. В этот день у него родился сын, которого назвали Кацутиё; позднее он получил имя Харунобу. Ребенок был спокойным и хитрым. Нобутора благоволил младшему сыну Нобусигэ и хотел освободиться от Харунобу. Харунобу намеренно прикидывался туповатым и глупым, чтобы скрыть свое подлинное начало. Если случалось так, что его сравнивали с Нобусигэ, всегда выходило, что Харунобу уступает брату. В конце концов Харунобу тайно вошел в заговор с Имагава Ёсимото, губернатором Суруга. Ёсимото был женат на его сестре. В пятый год эпохи Тэнбун [1536] Ёсимото обратился к императорскому двору с просьбой об усыновлении Харунобу, затем посвятил его в мужчины и назначил исполнителем церемоний и губернатором Синано.
В одиннадцатом месяце Нобутора вместе со своими воинами вошел в Синано и напал на крепость Унинокути. Комендант крепости Хирага Гэнсин отразил нападение. Нобутора призвал 8000 воинов и снова атаковал замок, но в течение всего следующего месяца так и не смог взять его. Повалил снег. Командиры Нобутора собрались на совет и решили: "Двенадцатый месяц заканчивается. Нужно уходить. Враг не будет преследовать нас".
Нобутора решил так и поступить. Харунобу попросил разрешения отступать последним. Нобутора рассмеялся и сказал: "Ты хочешь идти последним, ибо знаешь, что враг не отправит за нами погоню. Нобусигэ никогда бы так не поступил". Но Харунобу настоял на своем и с тремястами воинами отступал последним. Когда основные силы ушли вперед на несколько миль, Харунобу остановился на отдых и сказал своим воинам: "Не снимайте доспехи. Не расседлывайте лошадей. Покормите их, а потом поешьте сами. Мы уходим около четырех утра. Будете следовать за мной".
Воины про себя осудили его: "Ветер и снег просто ужасны. Зачем такая предосторожность?"
В четыре утра Харунобу быстро свернул лагерь. С тремястами всадниками он помчался обратно к Унинокути и к рассвету добрался до замка.
Гэнсин уже отпустил своих воинов домой и остался в замке всего с сотней человек. Харунобу разделил воинов на три отряда. Во главе первого отряда он пошел на штурм, а остальным приказал ждать и быть наготове. Защитники замка не знали, сколько врагов идет на них, и сдались без сопротивления. Харунобу обезглавил Гэнсина и вернулся с его головой к Нобутора. Воины Нобутора были очень удивлены, но сам Нобутора не только не похвалил его, но и укорил: "С твоей стороны было трусостью оставить замок". Его командиры втайне восхищались Харунобу, но не осмеливались похвалить его. Сам же Харунобу продолжал прикидываться туповатым.
Нобутора отличался необузданным нравом и не был последователен в применении наград и наказаний. Люди в его провинции страдали от этого. Харунобу тайно договорился со старшими вассалами Обу Хёбу и Итагаки Нобутака укрепить узы дружбы с Имагава Ёсимото. Ёсимото, обеспокоенный отчаянным сопротивлением Нобутора, хотел, помогая Харунобу, прибрать к рукам провинцию Нобутора. Последний ничего не знал об этом.
В пятом месяце седьмого года [1538] Нобутора решил отправить Харунобу в Суруга. Он оставил сына под опекой Обу и сам направился в Суруга, чтобы посоветоваться насчет этого с Ёсимото. Однако Ёсимото задержал его и не позволил вернуться обратно. Так Харунобу стал полновластным хозяином Каи. Все самураи охотно подчинились ему и выполняли его приказания.
Но соседние провинции, узнав о беспорядках, решили воспользоваться положением. К тому же многие крестьяне Синано примкнули к Мураками Ёсикиё. В шестом месяце комендант замка Сува Ёрисигэ и комендант замка Фукаси Огасавара Нагатоки соединили свои силы и с 10000 воинов пошли в наступление. Харунобу оставил обороняться командующего конницей Хара, губернатора Кага, а сам с 6000 воинов пошел к Нирасаки навстречу противнику. Он собрал в Кага и Футю 5000 крестьян и торговцев, велел взять каждому бумажное знамя и под барабанный бой идти впереди с боевыми криками. Враг отступил и побежал.

Сингэн расширяет свои земли

Харунобу стал высокомерным и жестоким: он проводил время в пиршествах и прочих удовольствиях, писал китайские стихи и позабыл об управлении. Ни один из вассалов не осмелился предостеречь его. Итагаки Нобуката притворился больным и, тайно пригласив к себе в дом монаха, знатока китайской поэзии, два месяца изучал стихосложение. Потом он покинул свой дом и на одном из пиров предложил показать свое искусство. Харунобу не поверил ему. Но Нобуката настаивал, и наконец ему было позволено. Там же он составил стихи на пять заданных тем. Харунобу был очень доволен и спросил: "Как вам удалось достичь такого мастерства?"
Нобуката воспользовался случаем и сказал: "Господин, ваш отец действовал настолько неразумно, что вы в конце концов прогнали его. Теперь же вы ведете себя так же, как и он. Разве не может случиться, что с вами поступят, как вы поступили с ним?"
Харунобу был потрясен сказанным и вновь стал уделять внимание управлению.
В третьем месяце одиннадцатого года [1542] Ёсикиё, Нагатоки, Ёрисигэ и Кисо Ёситака собрали в Синано воинов и напали на Харунобу. Его военачальники тряслись от страха. Но Харунобу сказал: "Их четверо, они вместе, но между ними наверняка нет согласия. Мы вступим в сражение и разобьем их".
Харунобу пошел на хитрость: он расширил ров и увеличил высоту земляных валов. Четверо полководцев восприняли это как проявление робости и без колебаний вторглись на земли Харунобу. Харунобу выступил ночью под прикрытием сильного дождя, напал на врагов и нанес им тяжелое поражение. Четверо военачальников перестроили войска и подошли к Хирасава. Харунобу снова набросился на них и опять победил. После этого они пытались нападать на него каждый год, но Харунобу всякий раз одерживал победу.
Харунобу принял на службу Ямамото Кансукэ. Тот был родом из Микава и страдал косоглазием. Одно время он изучал военную стратегию с неким Огата и искал должности у Имагава Ёсимото. Но старые вассалы с подозрением отнеслись к нему, да и сам Ёсимото не увидел в нем ничего особенного. Несколько лет Кансукэ жил нахлебником, пока Итагаки Нобуката не прослышал о его способностях и не порекомендовал его Харунобу. Харунобу вызвал его, побеседовал с ним и остался очень доволен. Тут же он назначил Кансукэ содержание в 200 кан и дал ему имя Харуюки.
В одиннадцатом месяце Харунобу с помощью стратагем Харуюки взял девять замков в Синано. В тринадцатом году [1544], используя талант Нобуката, он заманил в ловушку и убил Сува Ёрисигэ и взял в наложницы его дочь. На следующий год она родила Кацуёри: его назвали Сиро. У Харунобу уже был сын - Ёсинобу. Он назначил своим наследником Ёсинобу, а Кацуёри пожаловал дом Ёрисигэ. В пятый месяц четырнадцатого года [1545] Харунобу разгромил Огасавара Нагатоки и Ина.
В третьем месяце пятнадцатого года [1546] он напал на замок Тоиси. На помощь осажденным пришел Мураками Ёсикиё с 6000 воинов. Лучшие воины Харунобу, Амари Бидзэн и Ёкота Биттю, погибли, и, казалось, он вот-вот будет разгромлен. Но тут Харуюки сказал: "Господин, не пытайтесь остановить передовые силы врага. Передвиньте их вправо, и тогда мы победим". Харунобу удивился: "Даже мои воины не всегда выполняют мои приказания. Как же я могу по своей воле передвинуть врага?"
Харуюки попросил снять воинов с тыла и ударить по левому краю противника. Армия Ёсикиё ушла вправо. Тут воины Харунобу воспряли духом, пошли вперед и разгромили врага. За это содержание Харуюки было увеличено до 800 кан. Харуюки отправился с визитом в Суруга. Все те, кто смеялись над ним, теперь превозносили его. Ёсимото жалел о том, что не взял его к себе.
Узнав, что воины Каи устали в Тоиси, полководцы Уэсуги с 20000 человек двинулись через проход Усуи. Харунобу отправил обороняться Нобуката. Затем он сам принялся за дело. В девятом месяце он напал на армию Уэсуги и разбил ее. Отличились Санада Юкитака и его сын Масаюки. Используя стратагемы Юкитака, Харунобу заманил в ловушку и убил 500 отборных воинов под началом Мураками Ёсикиё.
В восьмом месяце шестнадцатого года [1547] Харунобу взял замок Сига. Ёсикиё послал армию в Уэдахара. Итагаки Нобуката, командовавший авангардом, только что одержал победу и не был готов к битве. Ёсикиё, воспользовавшись этим, напал на него со всей своей армией и убил его. Харунобу поспешил к нему с подкреплением. Ёсикиё ворвался в лагерь Харунобу и даже вступил с ним в поединок, но неожиданно упал с лошади и в конце концов потерпел поражение.
В восьмом месяце восемнадцатого года [1549] Харунобу вторгся в Кодзукэ. Он также сражался с Огасавара Нагатоки на поле Сува и обратил его в бегство. В третьем месяце девятнадцатого года он вновь вторгся в Кодзукэ. Нагатоки, услышав, что Харунобу пришел снова, тут же отступил.
В это время Имагава Ёсимото заключил родственный союз с Ходзё Удзиясу, генерал-губернатором Сагами. Затем, от имени Удзиясу, он обратился к Харунобу с просьбой: "Удзиясу собирается сражаться с Уэсуги и взять Кодзукэ. Он хотел бы, чтобы вы не двинулись вперед него". Харунобу согласился и заключил договор с Удзиясу и Ёсимото.
В тот же год Харунобу побрил голову и взял имя Сингэн. Взглянув на себя в зеркало, он сказал: "Мое лицо напоминает облик Акала". Он вызвал художника и приказал написать свой портрет. Потом, добавив к нему меч и веревку, произнес: "Даже если кто-нибудь из четверых соседей вторгнется в наши земли после моей смерти, он не посмеет совершить жестокости, если увидит этот портрет".
Сингэн вновь напал на Мураками Ёсикиё. Он также атаковал Такасина, Суда и Симадзу. В двадцать втором году [1553] он вторгался во все земли вокруг Каванакадзима. Ни Ёсикиё, ни другие воины не могли противостоять ему. Они посоветовались и решили, что усмирить Сингэна может только Уэсуги Кэнсин. Поэтому все они присоединились к нему.

Ссора Кэнсина с братом

У [Нагао] Тамэкагэ было четыре сына. Первого звали Харукагэ, второго - Кагэясу, третьего - Кагэфуса, а последнего - Кагэтора. В детстве Кагэтора звали Торатиё, он был рожден от второй жены Тамэкагэ. В возрасте восьми лет он был хитрым и молчаливым. Тамэкагэ не любил его и отправил в Тотио, чтобы отдать в монахи. Однако монашество не пришлось ему по душе. Когда Тамэкагэ умер, многие самураи изъявили верность Кагэтора.
Был один министр, по имени Тэрута Хитати, к которому благоволил Тамэкагэ. Увидев, что Харукагэ - посредственный человек, Хитати замыслил со своими сыновьями Куродо Хидэтада и Канацу и хозяином замка Сандзё Нагао Тосикагэ сделать наследником Харукагэ и убить Кагэясу и остальных. Кагэфуса бежал. Они преследовали его и убили у внешних ворот. Кагэтора, которому тогда было тринадцать лет, тоже бежал. Стражник у ворот спрятал его под бамбуковым полом. Когда наступила ночь, стражник открыл подпол и увидел, что Кагэтора спит. Он разбудил его и выпустил. Кагэтора отправился в храм Касугасан. Монах взял его за руку, отвез в Тотио и спрятал там в доме мужа своей кормилицы Хондзё Ёсихидэ. Ёсихидэ и Усами Садаюки очень заботились о нем. Садаюки занимал пост командующего в клане Уэсуги. Он любил читать и хорошо знал астрономию и военную стратегию. Он решил помочь Кагэтора, и между ними установились близкие отношения
Кагэтора узнал, что мятежник не оставит его в покое и будет перследовать, и тогда покинул свое пристанище. Он и его четырнадщать спутников надели соломенные сандалии и стали похожи на странствующих монахов. Взобравшись на гору Ёнэ, он взглянул на лежавший внизу город и сказал: "Когда-нибудь, когда я соберу армию, чтобы вернуть свои земли, я посталю лагерь здесь". Они добрались до Сэнданно. Кагэтора заплакал, помолился и произнес: "Я, ваш сын, клянусь, что уничтожу вашего врага и успокою вашу мятущуюся душу". Потом он прошел по провинциям Хокурику и Тосан, внимательно осматривая расположение гор, рек, замков и озер и нанося их на карту.
Кто-то донес мятежнику о местонахождении Кагэтора. Тот послал войска. Кагэтора вместе с Ёсихидэ и Садаюки собрал армию. Он взял замок Тотио, сделал его своей резиденцией и стал ждать приказаний Уэсуги Сададзанэ.
Весной тринадцатого года [1544] Тосикагэ и Хидэтада напали. Кагэтора не только смог защититься, но и покарал их: Тосикагэ был убит, а Хидэтада - обращен в бегство. В следующем году Кагэтора послал в Киото Дзинъё Масацуна, чтобы просить императорского указа уничтожить мятежника. В пятнадцатом году мятежник нападал несколько раз, но Кагэтора всякий раз одерживал победу.
В шестнадцатом году [1547] Харукагэ послал одного из членов клана Масакагэ с большим войском. Садаюки хотел выйти и сражаться. Кагэтора взобрался на башню, посмотрел на врага и сказал: "Враг пришел издалека и отрезан от снабжения. Он не останется здесь надолго. Если мы подождем, пока он начнет отступать, и нападем на него, то можем победить".
После полуночи Масакагэ, как и ожидалось, стал отходить. Кагэтора открыл ворота и во главе 3000 всадников бросился за ним. В Симохама он вступил в битву и обратил врагов в бегство. Когда противник достиг горы Ёнэ, Кагэтора остановился. Когда же враги уже собирались было войти в ущелье, Кагэтора со своими воинами вновь бросился в погоню и разбил их.
Садаюки повернулся к своим военачальникам и спросил: "Знаете ли вы, почему наш господин остановился на какое-то время?"
"Нет, не знаем", - ответили те.
Садаюки сказал: "Если преследовать врага, когда он карабкается по крутому склону, он повернется и нападет. Если же позволить ему вступить в ущелье и напасть сверху, он не сможет остановиться. Наш господин молод, но, как мы видели, он умеет и оценивать положение, и сдерживать себя. Он намного превзошел все то, что смог бы придумать я". Масакагэ сдался, а Харукагэ, загнанный в угол, покончил с собой.
В восемнадцатом году [1549] люди земель Кагэтора стали просить его вернуться. Тэрута и другие, засев в Сандзё, все еще не сдавались. В следующем году Кагэтора напал на Сандзё, уничтожил замок и убил Тэрута. Мятежник с оставшимися воинами укрепился в двух замках в Ниияма и Куротаки. Кагэтора хотел уже идти в последнее наступление, но тут умер Уэсуги Сададзанэ, и он не смог исполнить своего намерения. В двадцатом году он послал с армией одного из своих военачальников, Таканаси Садаёри, который напал на замок Ниияма, взял его и убил Курода Хидэтада. Усами Садаюки взял замок Куротаки и убил Канацу. В Этиго воцарился мир.
В двадцать первом году [1552] все командиры и воины пожелали иметь своим господином Кагэтора. Кагэтора сказал: "И знатные, и низкие вынудили меня пойти войной против собственного брата. Я не ожидал, что он покончит с собой. Теперь, если я стану правителем Этиго, весь мир скажет, что я отнял эти земли. Ныне здесь царит мир. Вы можете выбрать другого господина. Я уйду, стану монахом и тем самым покажу, каковы были мои сокровенные побуждения".
Он обрил голову и взял имя Кэнсин. Когда он уже был готов отправиться на гору Коя, все военачальники подписали прошение, в котором умоляли его остаться и управлять землями. Кэнсин сказал: "Вы хотите иметь господина, ибо намереваетесь следовать его приказаниям. Если вы не намерены следовать приказаниям, то господин вам не нужен. Если вы согласны не перечить приказаниям, которые я впредь буду отдавать, я останусь".
Он произнес клятву перед воинами, а на следующий день собрал шестнадцать чиновников, пренебрегавших его приказаниями, и казнил их в храме Ринсэн. Военачальники трепетали от страха.
В пятом месяце Кэнсин был назначен помощником Главного Цензора и получил первую ступень пятого ранга. Он сказал: "Подданному императора не подобает получать посты и ранги, не выразив при этом благодарности". Во втором месяце двадцать второго года [1553] ему разрешили пройти с 2000 воинов через провинции и по дороге Хокурику прибыть в Киото. Первым делом он отправился во дворец, а потом имел аудиенцию у сёгуна Ёситэру. В пятом месяце он вернулся обратно.

Хироаки Сато. "Самураи: история и легенды"

 Продолжение

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com